Новости 

Партизанская война 1812 года: долой сословные различия!

30 сентября мы в очередной раз отправились на экскурсионную прогулку из цикла «Герой моей улицы». Темой стала Отечественная война 1812 года, а точнее, партизанская война. Наш маршрут проходил по улицам Дениса Давыдова, Василисы Кожиной и Герасима Курина.

Начали традиционно в полдень, все желающие прогуляться с нами собрались на улице Дениса Давыдова у дома № 7. С каждым разом у нас все больше слушателей, а на дорогах шумно, поэтому на прогулках мы стали использовать микрофон. С ним нам не приходится кричать, а собравшимся прислушиваться.

О партизанах Отечественной войны 1812 года у большинства людей довольно смутные представления. Обычно, описывая такого партизана, наши современники вспоминают крестьянского бородатого мужика в тулупе, с дубиной или топором.

Это не совсем соответствует истине. Конечно, были среди них и крестьянские отряды, но чаще ядром партизанского отряда становились регулярные части под командованием действующих офицеров русской армии.

Расскажу подробнее, о чем шла речь во время нашей субботней прогулки.

Самые первые отряды народного сопротивления сформировались в июле 1812 года и были именно крестьянскими. Они действовали против французских, немецких, польских, итальянских, испанских и других частей Великой армии Наполеона. Некоторые из них создавались помещиками, например отряд А. Д. Лесли, созданный в Духовщинском уезде Смоленской губернии. В Сычевском уезде свой отряд организовал отставной майор Семен Емельянов. В Краснинском уезде крестьянский отряд возглавил деревенский староста Семен Архипов. Он был расстрелян вместе с двумя подчиненными, и его гибель стала сюжетом картины В. Верещагина «С оружием в руках? — Расстрелять!» Солдат Ермолай Четвертаков попал в плен в Гжатском уезде, бежал и тоже создал свой крестьянский отряд.

Такие отряды нападали на группы отстающих солдат неприятеля, всячески мешали продвижению противника вглубь страны, а крупным отрядам (таким, как отряд Чертвертакова) удавалось взять под контроль территории на много верст вокруг и побеждать врагов целыми батальонами, захватывать знамена французских полков, брать в плен курьеров. Многие предводители таких отрядов стали народными героями и об их подвигах слагали настоящие легенды. Такими были, например, Семен Силаев, Ермолай Васильев, Никита Минченков, Федор Потапов и многие, многие другие.

Стоит при этом отметить, что, несмотря на массовость крестьянского сопротивления на территории современных России и Центральной Украины, в западных губерниях Российской Империи население встречало солдат Наполеона весьма дружелюбно и даже приветствовало наступление. Там процветал коллаборационизм.

Обо всем этом необходимо было поговорить прежде, чем приступать к рассказу о героях наших улиц.

Начали мы с Дениса Давыдова, который был не только русским офицером и главой первого партизанского отряда, но и поэтом, другом Пушкина, Вяземского и Жуковского.

Давыдов начал свою военную карьеру еще в 1801 году, участвовал в первой войне с Наполеоном.

В 1812 году Давыдов оказался в числе тех немногих офицеров, кто выступал за создание партизанских отрядов, осознав зарождение национально-освободительного характера новой войны. Однако командование поначалу скептически оценивало эффективность действия таких отрядов, и лишь после грандиозного успеха Давыдова в тылу врага и взятия города Вязьмы, Кутузов убедился в необходимости развивать партизанское движение. Он произвел Давыдова в полковники и выделил ему в поддержку донской казачий полк Попова в составе пяти сотен человек. По указанию фельдмаршала было создано еще несколько партизанских отрядов, которыми руководили офицеры регулярных войск.

Именно благодаря отрядам Давыдова вырабатывалась техника ведения партизанской войны, к опыту которой пришлось обратиться войскам Красной армии почти полтора столетия спустя.

Свою службу в армии Денис Давыдов окончил в 1823 году. Он был недоволен послевоенными армейскими порядками и полагал невозможным продолжать служить в столице. Удалившись от военных дел, Денис Давыдов взялся за написание «Дневника партизанских действий 1812 года», вел обширную переписку, занимался сельским хозяйством и растил детей. Скончался в возрасте 54 лет, оставшись в памяти друзей и родных до самой кончины сохранившим «изумительную молодость сердца и нрава».

Два других героя, в честь которых получили названия улицы моего района, менее известны, ввиду их крестьянского происхождения, но их жизнь и судьба не менее увлекательны и достойны внимания.

О жизни Василисы Кожиной до 1812 года историки знают очень мало, и после окончания войны ее след также был утерян. Достоверно известно лишь то, что она была женой старосты хутора Горшково Сычевского уезда Смоленской губернии, и родилась в 70−80 гг. XVIII века. По одной из версий историков, ее мужа убили французские солдаты в период, когда русская армия отступала к Москве. Желая отомстить убийцам, Василиса Кожина собрала партизанский отряд из местных жителей (преимущественно женщин и подростков) и осенью 1812 года стала устраивать нападения на фуражирские команды и просто разбредавшихся в поисках еды французских мародеров.

Женщина-командир — ситуация для XIX века почти невероятная, тем более, что предводительница партизан ездила на лошади и была вооружена косой, насаженной на укороченное древко. Захваченных пленных партизаны часто конвоировали в расположение регулярных частей русской армии. Василиса Кожина стала известна благодаря одному из таких эпизодов с конвоем. Один из французских офицеров, по-видимому, из дворян, отказался повиноваться «крестьянской девке» и попытался сбежать. Попытка не удалась — Василиса зарубила офицера своим необычным оружием.

Некоторые историки полагают достоверным только этот эпизод, а все остальные рассказы о подвигах Василисы Кожиной — лишь пропагандистскими историями, которые вполне сознательно сочинялись в полевой армейской типографии.

Часто истории, подобные рассказам о партизанке Василисе Кожиной, сочинялись для поддержания народного духа.

Но по другой версии, сам государь Александр I наградил наградил храбрую сельчанку пятью сотнями рублей и специальной медалью. Если это правда, то есть все основания полагать, что подвиги Василисы Кожиной не исчерпывались единственным эпизодом с убитым ею лично французом.

Так или иначе, история о Василисе Кожиной стала одним из символов народной и освободительной войны, в которую включились широкие слои крестьянства.

Сражаясь и умирая плечом к плечу за духовные ценности, а не политические интересы, дворяне и крестьянство, пожалуй, впервые, остро ощутили свою принадлежность единому народу, на время отодвинув в сторону сословные различия.

Особенно ярко проявилось это чувство в смешанных партизанских отрядах, которых состояли из регулярных войск, казаков, и крестьян.

Денис Давыдов в своих «Дневниках партизанский действий» вспоминал например, что, поначалу, въезжая в русские деревни, ему и его отряду приходилось убеждать крестьян в том, что они русские, так как те попросту не отличали русскую военную форму от французской. Впоследствии и он сам, и многие другие офицеры сменили мундиры на тулупы и отпустили бороды, чтобы не отличаться от тех, с кем сражались бок о бок против общего врага.

Имя Герасима Курина также стало легендой. Этот русский крестьянин жил в селе Вохна Богородского уезда (часть современного Павловского Посада) в 1777—1850 годах. По мнению современных историков, Герасим Курин был сыном суворовского солдата. Человек прямой, открытый, умный и, возможно, даже грамотный, он пользовался уважением односельчан.

Когда осенью 1812 года 3-й корпус французских войск под командованием маршала Мишеля Нея вступили на территорию Богородского уезда, многие крестьяне скрылись в леса. Решив защищать свою землю от захватчиков, они собрались в отряд и выбрали своим предводителем Герасима Курина.

Сначала в отряде Курина было всего несколько десятков человек, которые действовали против небольших групп французских фуражиров. Услышав об успехах Курина, к нему начали приходить люди из соседних селений. Скоро численность отряда выросла до нескольких тысяч человек. Они освободили несколько деревень, а в бою за большое село Вохну одолели два экадрона французских драгунов.

Впоследствии подвиги Курина сильно приукрашивали. Существовала даже версия, что это не реальный человек, а собирательный образ крестьянских партизан. Но это не так. Точно известно, что по окончании войны крестьянина Герасима Курина наградили знаком отличия Военного ордена, известным также как Георгиевский крест, несколькими медалями и пятью тысячами рублей — огромной суммой для простого крестьянина. Его назначили волостным главой его родного села Вохна, где Курин и прожил всю оставшуюся жизнь. Портрет Герасима Курина работы художника Александра Смирнова хранится в Государственном историческом музее.
Герой моей улицы